А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Сочинения > Война и мир > Сочинение на тему РОЛЬ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ В ТРАКТОВКЕ Л Н ТОЛСТОГО (Л Н Толстой «Война и мир»)
Сочинение на тему РОЛЬ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ В ТРАКТОВКЕ Л Н ТОЛСТОГО (Л Н Толстой «Война и мир») - сочинение
РОЛЬ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ В ТРАКТОВКЕ Л. Н, ТОЛСТОГО (Л. Н. Толстой. «Война и мир»)

Роман Л. Толстого «Война и мир» — многогранное произведение. Писатель художественными средствами воспроизводит исторические события в России и дру­гих странах начала 19 века, создает образы историчес­ких лиц, действовавших в конкретной обстановке при определенных исторических условиях. Все это и поз­воляет говорить о своеобразной философии истории Л. Толстого, изложенной на страницах романа. Здесь и пространные рассуждения писателя о причинах ис­торических событий, и выводы о движущих силах ис­тории, о движении народов с запада на восток и в об­ратном направлении и о той силе, которая производит подобные движения, и мысли о значении власти, о сво­боде воли и многом другом.

Но среди множества вопросов едва ли не самым ос­новным для Л. Толстого был вопрос о роли личности в истории. Писатель рассматривает этот вопрос не сам по себе, а в тесном единстве с другими историческими темами — о влиянии исторических событий на лич­ность и возможностях личности влиять на историчес­кие события, о случае и гении.

Следует сказать, что при оценке роли личности в ис­тории Л. Толстой исходит из собственного понимания ис­торического развития, которое он воспринимает как сти­хийный процесс. Он считает, что все события «опреде­лены предвечно» и совершенно не зависят от воли и желания отдельного человека. Отсюда и его объяснение причин возникновения войн, движения народов с запада на восток и с востока на запад и оценка роли отдельной личности в истории. Например, рассуждая о том «про­тивном человеческому разуму и всей человеческой при­роде событии», которое свершилось 12 июня 1812 года, Л. Толстой задается вопросами: «Что произвело это нео­бычайное событие? Какие были причины его?» И прихо­дит к выводу, что «ничто не было исключительной при­чиной события, а событие должно было совершиться только потому, что оно должно было совершиться».

Иначе говоря, писатель придерживается того мне­ния, что законы истории непознаваемы разумом и дейст­вуют механически, а человек бессилен что-либо сделать или как-то повлиять на историю. Л. Толстой утвержда­ет: «Фатализм в истории неизбежен для объяснения не­разумных явлений (то есть тех, разумность которых мы не понимаем). Чем более мы стараемся разумно объяс­нить эти явления в истории, тем они становятся для нас неразумнее и непонятнее.

Каждый человек живет для себя, пользуется сво­бодой для достижения своих личных целей и чувству­ет всем существом своим, что он может сейчас сделать или не сделать такое-то действие; но как скоро он сде­лает его, так действие это, совершенное в известный момент времени, становится невозвратимым и делает­ся достоянием истории, в которой оно имеет не свобод­ное, а предопределенное значение».

Фаталистической теории Л. Толстой подчиняет не только события, но и действия героев романа «Война и мир». Например, граф Растопчин «в воображении сво­ем составил для себя роль руководителя народного чувства — сердца России… ему казалось, что он руко­водил их (жителей Москвы) настроением посредством своих воззваний и афиш, писанных тем ерническим языком, который в своей среде презирает народ и кото­рого он не понимает, когда слышит его сверху. Краси­вая роль руководителя народного чувства так понрави­лась Растопчину, он так сжился с нею, что необходи­мость выйти из этой роли, необходимость оставления Москвы без всякого героического эффекта застала его врасплох, и он вдруг потерял из-под ног почву, на кото­рой стоял, и решительно не знал, что ему делать».

Объясняя бесполезность вмешательства отдельного человека в исторический процесс, Л. Толстой говорит: «Каждому администратору в спокойное, не бурное вре­мя кажется, что только его усилиями движется все ему подведомственное народонаселение, и в этом сознании своей необходимости каждый администратор чувствует главную награду за свои труды и усилия. Понятно, что до тех пор, пока историческое море спокойно, правителю-администратору, с своей утлой лодочкой упираю­щемуся шестом в корабль народа и самому двигающе­муся, должно казаться, что его усилиями движется ко­рабль, в который он упирается. Но стоит подняться буре, взволноваться морю и двинуться самому кораб­лю, и тогда уж заблуждение невозможно. Корабль идет своим громадным, независимым ходом, шест не достает до двинувшегося корабля, и правитель вдруг из поло­жения властителя, источника силы, переходит в ни­чтожного, бесполезного и слабого человека».

Для понимания трактовки Л. Толстым роли личнос­ти в истории показателен также пример с Пьером Безуховым. С момента вторжения французов в пределы России ему «приходила мысль поступить в военную службу, и он бы исполнил ее». Но «главная причина, по которой он не приводил в исполнение своего наме­рения поступить в военную службу, состояла в том не­ясном представлении, что… его участие в великом деле положения предела власти зверю… определено предвечно и что поэтому ему не должно предпринимать ни­чего и ждать того, что должно свершиться».

Влиять на ход предопределенных исторических со­бытий не имеют возможности ни Кутузов, ни Наполе­он, ни Александр. Л. Толстой говорит, что «в историче­ских событиях так называемые великие люди суть яр­лыки, дающие наименование событию, которые, так же как ярлыки, менее всего имеют связи с самым событи­ем». В рассказе о Бородинской битве писатель говорит, что Кутузов «выслушивал привозимые ему донесения, отдавал приказания, когда это требовалось, подчинен­ным; но, выслушивая донесения, он, казалось, не инте­ресовался смыслом слов того, что ему говорили, а что- то другое в выражении лиц, в тоне речи доносивших интересовало его. Долголетним военным опытом он знал и старческим умом понимал, что руководить сот­нями тысяч человек, борющихся с смертью, нельзя од­ному человеку, и знал, что решают участь сраженья не распоряжения главнокомандующего, не место, на кото­ром стоят войска, не количество пушек и убитых лю­дей, а та неуловимая сила, называемая духом войска, и он следил за этой силой и руководил ею, насколько это было в его власти».

В конце концов Л. Толстой приходит к выводу: «Для изучения законов истории мы должны изменить совершенно предмет наблюдения, оставить в покое ца­рей, министров и генералов, а изучать однородные, бесконечно малые элементы, которые руководят мас­сами. Никто не может сказать, насколько дано челове­ку достигнуть этим путем понимания законов истории; но очевидно, что на этом пути только лежит возмож­ность уловления исторических законов и что на этом пути не положено еще умом человеческим одной мил­лионной доли тех усилий, которые положены истори­ками на описание деяний различных царей, полковод­цев и министров и на изложение своих соображений по случаю этих деяний».





У нас большая база и мы ее постоянно пополняем, и поэтому если вы не нашли, то пользуйтесь поиском
В нашей базе свыше 15 тысяч сочинений

Сохранить сочинение:


Война и мир

Война и мир


Сочинение по теме Сочинение на тему РОЛЬ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ В ТРАКТОВКЕ Л Н ТОЛСТОГО (Л Н Толстой «Война и мир»), Война и мир


  Мобильная версия