А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Сочинения > Горе от ума > Фамусовская Москва в комедии А С Грибоедова «Горе от ума» (Первый вариант)
Фамусовская Москва в комедии А С Грибоедова «Горе от ума» (Первый вариант) - сочинение


Вы правы: из огня тот выйдет невредим, Кто с вами день пробыть успеет, Подышит воздухом одним, И в нем рассудок уцелеет. А. С. Грибоедов. Горе от ума Литературная деятельность А. С. Грибоедова была го­раздо шире, чем написание одной только комедии «Горе от ума», но все же в памяти многих поколений он остался автором одного произведения, создателем одного шедевра. И дело даже не в том, что комедия имела потрясающий, выдающийся успех среди современников автора — она пе­реросла свой век и не потеряла своего значения даже в наши дни. Фамусовы, скалозубы, молчалины и сегодня встречают­ся гораздо чаще, чем Чацкие. Чем же живут эти люди, к чему стремятся? Идеалом человека для всего «цвета» Мос­квы является не тот, кто стремлением к познанию и упор­ным трудом добивается достижения целей. Нет, здесь в почете совсем другие качества. Вот кто является приме­ром: Он не то на серебре, На золоте едал, сто человек к услугам; Весь в орденах; езжал-то вечно цугом. Женщины в Москве тоже могли занимать влиятельное положение и пользоваться всеобщим уважением. Вот, на­пример, Татьяна Юрьевна: Балы дает нельзя богаче, От Рождества и до поста, И летом праздник и на даче. В мире представителей фамусовского общества ценны­ми считаются не настоящие достоинства человека, а день­ги и власть, здесь откровенно охотятся за богатством, чи­нами, положением в обществе. «Теплые» места здесь дер­жат не для людей с истинными заслугами и талантами, а для друзей и родных: Как станешь представлять к крестишку ли, к местечку, Ну как не порадеть родному человечку!.. Татьяна Юрьевна, например, славится не только бала­ми, но и связями. Все хотят поддерживать с ней добрые отношения, поскольку: Чиновные и должностные Все ей друзья и все родные. Лесть, лицемерие, низкопоклонство среди этих людей откровенно превозносятся в ранг добродетелей. Разными путями тут идут к успеху, поднимаются по служебной ле­стнице, но все эти дороги — унизительные и оскорбитель­ные, неприемлемые для честного и порядочного человека. Вот, например, Скалозуб. Добиваясь генеральского чина, он движется по служебной лестнице по головам товари­щей, радуясь их неудачам и даже гибели: Довольно счастлив я в товарищах моих, Вакансии как раз открыты; То старших выключат иных, Другие, смотришь, перебиты. Еще один способ делания карьеры — лесть, подхалим­ство, низкопоклонничество перед вышестоящими. Таков был дядя Фамусова, Максим Петрович, который добился места при дворе и высочайшего расположения не личными качествами и талантами, а тем, что Когда же надо подслужиться, И он сгибался вперегиб. С помощью услужливости всем, даже «собаке дворника, чтоб ласкова была», делает карьеру в доме Фамусова и Молчалин: Там моську вовремя погладит! Тут в пору карточку вотрет! Лучше всего раскрываются все нелицеприятные каче­ства «друзей» и «близких» Фамусова во время бала, где мы оцениваем их не только с точки зрения Чацкого, но и с их позиций относительно друг друга. Графиня-внучка очень язвительно и точно охарактеризовала общество, собравше­еся на торжество: ...Ну Фамусов! Умел гостей назвать! Какие то уроды с того света, И не с кем говорить, и не с кем танцевать. Мы видим мелкие душонки этих людей: тупоумных сплетников, чванливых и праздных болтунов. Для Чацко­го они сливаются в «мучителей толпу»: В любви предателей, в вражде неутомимых, Рассказчиков неукротимых, Нескладных умников, лукавых простяков. Старух зловещих, стариков. Дряхлеющих над выдумками, вздором. Эти люди презирают и ненавидят друг друга, считая лишь себя умными и хорошими. Но на их лицах — лице­мерные улыбки и слова восторгов. Враги просвещения, не имеющие собственных мыслей, а придерживающиеся общественного мнения, считающие, что «грех не беда, молва не хороша», эти нравственные убоже­ства сплачивает в единое целое лишь одно — непримири­мая ненависть и злоба к новому свободному образу мыс­лей, независимости суждений, уму Чацкого. В просвеще­нии, учености видят эти люди угрозу своему теплому, при­вычному, душному мирку: Уч