А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Сочинения > Доктор Живаго > Изображение природы в романе Б Пастернака «Доктор Живаго»
Изображение природы в романе Б Пастернака «Доктор Живаго» - сочинение


1. Творчество Б. Пастернака. 2. Цикл стихотворений в «Докторе Живаго». 3. Изображение природы в романе. Находясь под влиянием музыкальных произведений А. Н. Скрябина, Борис Пастернак шесть лет серьезно занимался музыкой. Но все же поэт в его душе одержал победу над музыкантом. Вот таким образом появился один из лучших поэтов России XX века, представитель поэзии «серебряного века», член футуристической группы «Центрифуга». В начале нашего столетия, особенно в послереволюционный период, дежурными темами были строительство новой жизни, энтузиазм, любовь к партии, а Пастернак писал о лесе, о траве, о петухах, о любви, о поэзии, о чуде человеческого существования. Эстетика и поэтика Пастернака в наибольшей степени основывались на представлении о слитности чувственного, окружающего поэта мира, где невозможно отделить человека от природы, а поэзию от жизни. Цикл «Стихотворения Юрия Живаго», составляющий последнюю главу романа, построен, как известно, в виде годового круга, в порядке смены времен года, с дважды повторяющейся весной, что задает возможность бесконечного повторения круга. Основу, своеобразный «каркас» этого круга, составляет «треугольник» — стихотворения с ярко выраженной христианской тематикой. Самым первым в цикле стоит стихотворение «Гамлет»; завершают цикл «евангельские» стихи, как бы зарождающиеся среди «весенних» стихотворений и затем идущие подряд; в самой же середине цикла — тринадцатое из двадцати пяти — стоит стихотворение «Сказка», «легенда о Егории Храбром». Такое положение, безусловно, не случайно. Святой Георгий, Егорий Храбрый — небесный покровитель главного героя, носящего третий вариант имени — Юрий. Природа — это сфера, поглощающая пространство романа. Чтобы понять причины поведения Живаго в определенных ситуациях, нужно разобраться в значении для него природы и ее месте в произведении. Вся жизнь Живаго — инстинктивное стремление раствориться в природе, не сопротивляться ей, вернуться в детство, где «внешний мир обступал Юру со всех сторон, осязательный, непроходимый и бесспорный, как лес... Этот лес составляли все вещи на свете... Всей своей полузвериной верой Юра верил в Бога этого леса как лесничего». Даже христианство здесь неизбежно природно: то Иисус представляется «человеком-пастухом в стаде овец на заходе Солнца», то цветы провожают Живаго в мир иной, потому что «царство растений — ближайший сосед царству смерти,... в зелени земли сосредоточены тайны превращения и загадки жизни». Отойдя от Бога, а тем самым и от природы, в пору своей молодости, Живаго во время гражданской войны, когда «кончились законы человеческой цивилизации» и давление разума ослабело, возвращался в природу через любовь к Ларе, В романе «природность» любви постоянно подчеркивается: «Они любили потому, что так хотели все кругом: земля под ними, небо над их головами, облака и деревья». Да и сама Лара появляется в образе то лебедя, то рябины. В конце концов становится ясно, что для Живаго Лара — воплощение самой природы: «Юрий Андреевич с детства любил сквозящий огнем зари вечерний лес. В такие минуты точно и он пропускал сквозь себя эти столбы света. Точно дар живого духа потоком входил в его грудь, пересекал все его существо и парой крыльев выходил из-под лопаток наружу...» ««Лара!» — закрыв глаза, полушептал или мысленно обращался он ко всей своей жизни, ко всей Божьей земле, ко всему расстилавшемуся перед ним, солнцем озаренному пространству». Именно тем, что Лара для Живаго олицетворяла всю природу, можно объяснить его инстинктивное к ней стремление. Он должен был в ней раствориться, как тогда в лесу, когда он прилег на лужайке и «пестрота солнечных пятен, усыпившая его, клетчатым узором покрыла его вытянувшееся на земле тело и сделала его необнаруженным, неотличимым в калейдоскопе лучей и листьев, точно он надел шапку-невидимку». Растворяясь в природе, человек уравнивается в правах с животными: они единоправные братья даже с насекомым: «Бабочка незаметно стушевалась на ней , как бесследно терялся Юрий Андреевич для постороннего глаза под игравшей на нем сеткой солнечных лучей и теней». Во