А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Сочинения > Идиот > Образы романа «Идиот» Ф М Достоевского в интерпретации художника И С Глазунова
Образы романа «Идиот» Ф М Достоевского в интерпретации художника И С Глазунова - сочинение


Глубоко национальный русский писатель Федор Михайлович Досто­евский обладал особой способностью видеть душу человека, постигать его психику, улавливать тончайшие оттенки внутренней жизни человека. Как художник-психолог Достоевский представлял собой редчайшее, исключи­тельное явление. Ему была присуща поразительная чуткость к самым сокровенным и потаенным движениям души, способность проникать в самые отдаленные уголки сознания и чувства, наблюдать и анализировать тончайшие колеба­ния психики. Такими свойствами обладает и наш современник художник Илья Гла­зунов, который очень приближен к пониманию творчества Достоевского. Сопереживание художника с писателем глубочайшее. Для Ильи Глазунова Достоевский — любимый писатель. Вот, напри­мер, описание портрета Достоевского работы Глазунова: «Большой лоб с могучими, как у новгородских соборов, сводами надбровных дуг, из-под которых смотрят глубоко сидящие глаза, исполненные доброты и скорби, глубокого раздумья и пристального волевого напряжения. Болезненный цвет лица, сжатый рот, скрытый усами и бородой. Его трудно представить смеющимся». По словам художника, Достоевский — единственный писа­тель, «которого не затронули масонские внушения мнимого освободи­тельного движения. Он верил и утверждал всем своим бытием нравствен­ное здоровье, провидя пути процветания России». Это одна из точек сопри­косновения Достоевского и Глазунова. Писателя и художника объединяет ясно и четко выраженная граждан­ская позиция. Идентичны монологи Достоевского и Глазунова, обращенные к России, борьба с духом стяжательства, цинизма, одичания, разрозненно­сти людей. Оба они своим творчеством приносят огромную духовную пользу России. Своим гением Достоевский оказал огромное влияние на изобрази­тельное искусство России. (Каким знатоком изобразительного искусства, его ценителем и тонким истолкователем был Достоевский, мы можем су­дить по тому, какое место в смысловом содержании романа «Идиот» отве­дено картине Ханса Гольбейна Младшего «Мертвый Христос».) В своей книге «Россия распятая» И. Глазунов говорит о трудности и ответственности работы художника-иллюстратора. Особенно иллюстрато­ра произведений Достоевского. Глазунов, считая Достоевского «самым оптимистичным и светлым писателем мира», такими же изображает и его героев. Особенно ярко «све­тоносная проповедь» Достоевского проявляется в иллюстрациях Глазуно­ва к роману «Идиот». Еще в юности И. Глазунов был пронзен образами петербургского меч­тателя князя Мышкина, Настасьи Филипповны, Рогожина. Мятущиеся герои романа «Идиот» поразили душу художника. Глубокое восприятие образов великого Достоевского дало импульс работе над их воплощением. Герои Достоевского — герои — «идееносцы, люди, душа и совесть которых находится в постоянной битве за овладевшую ими социальную, философскую, но прежде нравственную идею», завладели сознанием ху­дожника, выпестовали его желание «взяться за воплощение образов „не­удавшейся идеи христианства» князя Мышкина и Настасьи Филипповны». Глазунову было двадцать пять лет, когда он создал три волнующих его образа: князя Мышкина, Настасьи Филипповны и Рогожина. Ключ к образу князя Мышкина дала Глазунову старая фотография его дяди Константина Прилуцкого, которого в семье называли князем Мыш­киным. «Каким аккомпанементом к основной идее „неудавшегося христи­анства» вплетается в действие романа реально дошедшая до нас историче­ская правда событий, разворачивающихся не только в Петербурге, но и в столь любимом мною Павловске!» Купец Рогожин — сложнейший образ романа — в представлении Гла­зунова могучий контраст князю Мышкину: «…бешенный в своей страсти, по-русски беззаветный, до смертной черты любящий женщину». «Настасья Филипповна… Она загадочна, как загадочна вообще душа женщины. В ней переплетается образ „красоты страшной силы» с мисти­ческим реализмом чувства любви, преданности, своеволия, истерического накала — словом, всё, что было свойственно женщинам, которых любил Достоевский. Это его тип женщины…» Этот «образ вечной женственно­сти» и изображает Глазунов в атмосфере Петербурга. Именно в атмосфере Петербурга, «умышленного» города, живущего своей напряженной внут­ренней жизнью, и может быть понят, по Глазунову, образ Настасьи Фи­липповны — образ сложный и волнующий, не имеющий себе равных в мировой литературе. «Она, как больная птица, не могущая смотреть; она и жертва и насильница». Говоря об иллюстрациях И. Глазунова к роману Достоевского «Иди­от», отметим верность художника великим реалистическим традициям русского искусства; редчайшую глубину изображения характеров; умение прочувствовать и передать средствами живописи и графики душу русского человека, мучающегося мировыми вопросами, желающего внести в мир хоть какой-то свет. По Глазунову, Достоевский с его любящим, за всех на земле страдаю­щим, отзывчивым сердцем, с его неподкупной совестью для всех нас — загадка, мучение, утешение. Вместе с великим русским писателем художник своими иллюстрация­ми утверждает веру в возрождение души человека, славит небесный купол совести, стремление к победе добра над злом, к познанию высшего назна­чения на земле; говорит о Боге в душе. «Верую, Боже, — помоги моему неверию» (Достоевский Ф. М.). Русский писатель XIX в. Достоевский Ф. М. и наш современник худож­ник Глазунов И. С. преданы России, несущей миру высокую духовность.






У нас большая база и мы ее постоянно пополняем, и поэтому если вы не нашли, то пользуйтесь поиском
В нашей базе свыше 15 тысяч сочинений

Сохранить сочинение: