А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Сочинения > Кому на Руси жить хорошо > Сочинение на тему ПРОБЛЕМА СЧАСТЬЯ В ПОЭМЕ Н А НЕКРАСОВА «КОМУ НА РУСИ ЖИТЬ ХОРОШО»
Сочинение на тему ПРОБЛЕМА СЧАСТЬЯ В ПОЭМЕ Н А НЕКРАСОВА «КОМУ НА РУСИ ЖИТЬ ХОРОШО» - сочинение
ПРОБЛЕМА СЧАСТЬЯ В ПОЭМЕ Н. А. НЕКРАСОВА «КОМУ НА РУСИ ЖИТЬ ХОРОШО»

Главным героем поэмы Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» является русский народ, от лица которого семеро странников-правдоискателей рассказывают нам о нем, о его невзгодах и значительно меньших радостях.

Вопрос, ставший заголовком поэмы, волновал каж­дого читателя России, особенно же — мужика, разорен­ного и истерзанного хищнической крепостнической сис­темой. Ко времени, описанному в поэме, данное общест­венное устройство изжило себя полностью и никаких положительных перспектив привнести в крестьянский быт не могло. Об этом свидетельствуют говорящие на­звания деревень, откуда были те семеро мужиков-правдоискателей: Заплатово, Дырявино, Разутово, Знобишино, Горелово, Неелово. Не вызывает удивления их же­лание найти того, кому в мире грубого засилья и бес­просветности живется вольготно и весело.

На сей счет у каждого из семи мужиков есть свое мнение. И мнений получается ровно семь — по одному на человека. Единства не наблюдается, и оттого начи­нается долгий путь героев по русской земле в поисках счастливого человека.

Вопрос, вынесенный в заголовок поэмы правомочен, что сама природа вмешивается в происходящее и да­рит мужикам в помощь волшебную скатерть-само­бранку, которая будет их кормить, поить, чинить. В общем, компания получает все возможности для ре­шения проблемы счастья.

Семь уже существующих мнений отражают перво­начальные направления поиска:

Роман сказал: помещику,

Демьян сказал: чиновнику,

Лука сказал: попу.

Купчине толстозадому! —

Сказали братья Губины,

Иван и Митродор.

Старик Пахом потупился И молвил, в землю глядючи: Вельможному боярину,

Министру государеву.

А Пров сказал: царю…

И действительно, на первый взгляд речь идет о представителях привилегированных классов общест­ва. Однако есть ли для этих людей счастье на самом деле — задача, которую предстоит выяснить семерым дотошным мужикам.

Вначале вопрос о счастье был задан священнику. Оказалось, что не так уж и сладок поповский хлеб. Не­обходимость быть среди прихожан настоящим пасты­рем, то есть крестить, исповедовать, соборовать, быть утешителем — и все это невзирая на время года, пого­ду и состояние здоровья, — оказалось достаточно тяж­ким бременем. Вдобавок про попов во все времена хо­дило много разнообразных, часто непристойных шуток, анекдотов и песен. И с этим не самым приятным явле­нием приходилось иметь дело духовенству.

По словам попа, он и ему подобные действительно жили несладко. Тяжелой была не только бытовая сто­рона жизни священнослужителя, много забот требова­ли и добыча денег на нужды прихода, и взаимоотноше­ния с обществом.

С другой стороны, после разговора с попом выясня­ется, что в словах его было много лицемерия. Во вся­ком случае, материальное состояние духовенства в действительности было значительно лучше, чем хо­тел показать поп:

Попова каша — с маслицем,

Попов пирог — с начинкою,

Поповы щи — с снетком!

Жена попова толстая,

Попова дочка белая.

Попова лошадь жирная,

Пчела попова сытая,

Как колокол гудет!

Однако это мнение мужиков, а сам поп счастливым себя не считает. Да и не во всем он так уж неправ. Дей­ствительно, приходится ему и ездить в любую погоду, и скрепя сердце принимать нищенские подношения от бедняков, которым эти деньги не помешали бы самим.

Так или иначе, поп не попадал в категорию счаст­ливых. Путь надо было продолжать.

В следующем эпизоде — на сельской ярмарке — бросается в глаза неожиданно осчастливленный про­пойца Вавила, спустивший все свои деньги. Ему для радости было достаточно, чтобы нашелся добрый чело­век, который подарил-таки его внучке козловые боти­ночки. В этот момент загадочное русское счастье ока­залось очень близко от его искателей…

Довелось мужикам задать вопрос о счастье помещи­ку. И здесь оказывается, что помещик, который был для своих крепостных царем и богом, тоже не считает себя счастливым. Он ностальгически вспоминает далекие времена, когда вся земля принадлежала таким, как он. Причем помещикам принадлежали не только леса, поля, луга, но и люди, которые на них жили. Господин был во­лен распоряжаться своими холопами так, как заблаго­рассудится. На своей земле помещик мог закатывать праздники, каких «французу и не снилося». И власть была только у барина — у его кулаков, его силы.

Вместе с этим помещик сетует на то, что якобы рань­ше отношения барина и холопа были более близкими, бо­лее отеческими. Барин мог, не гнушаясь, праздновать с крестьянами Пасху, мог и наказывать, и миловать.

Помещик сетует на перемены, произошедшие в России, не пытаясь трезво разобраться ни в том, кто на самом деле виноват в столь чудовищном истощении страны, ни в том, какие на самом деле были чувства у холопов, принимающих барские «милости».

Счастья, как выясняется, нет и у помещика:

Порвалась цепь великая,

Порвалась — расскочилася:

Одним концом по барину,

Другим по мужику!..

Еще один из путей поиска счастья на Руси заходит в тупик.

Автор не рассматривает более подробно прочих из семи кандидатур, выдвигаемых первоначально на роль носителей счастья, потому что находятся несколько сюжетных линий, а с ними и новых образов, значи­тельно более интересных с точки зрения обнаружения в них заветного зернышка счастья.

Одним из этих образов в поэме Некрасова — «гу­бернаторша» Матрена Тимофеевна. История жизни этой женщины вначале не производит впечатления возможного олицетворения в этом образе счастья. От­данная замуж в далекую сторону, в чужую недружную семью, она оказалась на положении незваного гостя, к которому нет и не может быть хорошего отношения. И вступиться за нее было некому — муж ее уезжал надолго на заработки.

Матрена пережила многое -: чужбину, тяжкий труд, потерю ребенка. В довершении всех бед мужа за­бирают в солдаты, что по тем временам означало конец всему — солдатчина длилась целых двадцать пять лет и с нее возвращались далеко не все. К тяготам службы добавлялась еще и опасность погибнуть — в те времена войны были не таким уж и редким явлением.

Муж Матрены попал в солдаты не по-честному, об­маном. И казалось, полагаясь только на свои силы, правды добиться было нельзя. Но женщина совершила поступок, который требовал от простой мужички нема­лой воли и мужества. Она пошла на поклон к губерна­тору, сумела пробиться к нему и добиться для Филип­па избавления от службы.

Матрена Тимофеевна сама говорит мужикам, что в женской доле на Руси ничего похожего на счастье отыскать нельзя. Но ведь она была счастлива, когда вновь обрела мужа. А значит, есть и в тяжелой доле русской бабы место неуловимому счастью, которое упорно ищут семеро героев.

Вторым образом воплощения мимолетного счастья стал дед Савелий, бывший каторжник, которому было уже сто лет и который в своей жизни повидал еще больше невзгод. Савелий вообще производит на чита­теля впечатление человека если не счастливого, то уж точно не несчастного. Савелий — это настоящий бога­тырь не только физически, но и духовно.

Именно благодаря образу Савелия читатель начнет по-настоящему понимать, в чем истинное счастье русско­го человека. В предыдущих главах встречалось немало моментов, когда оно было рядом, но осознания подлинных причин и самой сущности счастья еще не наступало.

В самом деле, предыдущие его проявления были иллюзорными и сиюминутными. Настоящим собранием всевозможных вариантов обманчивого счастья являет­ся глава «Счастливые». Несмотря на многообещающее название, ее содержание наполнено горькой иронией Некрасова.

Кто из них, мимолетных героев главы, счастлив по- настоящему, а не только потому, что все могло быть хуже, да вот, обошлось?

Счастливым себя полагает старый, чуть живой сол­дат, довольный тем, что выжил в многочисленных сра­жениях, что не умер в мирное время, когда солдатское житье едва ли можно было назвать более легким. Но на самом деле этот солдат, вернувшись из армии, оказался почти нищим, больным и никому не нужным. Счастья нет, потому что старый солдат просто-напрос­то не знает, как оно выглядит.

И похваляющийся своей силой каменотес тоже не видит своего будущего, которое наглядно является пе­ред ним в облике Трифона, сорвавшего спину по моло­дой запальчивости на непосильной работе. Получается, что для рабочего человека счастье находится за семью замками. Хоть и рассказывает тот же самый Трифон историю того, как он сумел выжить, проехав в вагоне, где кроме него было еще немало лихорадочных. Каждо­го, кто в невыносимой жаре и духоте не выдерживал, высаживали из поезда, обрекая практически на смерть. Трифон пытается это выдавать за счастье.

Вовсе уж карикатурно выглядят похвальбы дворо­вого человека, любимого раба князя Переметьева. Он гордится тем, что болеет подагрой — господской болез­нью, что ему доводилось вылизывать за князем тарел­ки и допивать иностранные напитки. Ответ ему был очень прямым и четким:

…Проваливай!

У нас вино мужицкое,

Простое, не заморское —

Не по твоим губам!

Свое счастье доказывал белорус, которому медве­дица изодрала лицо, и нищие, которые вообще живут, выпрашивая по дворам подаяние.

Счастье в поэме ведет себя очень необычно. Оно должно было бы присутствовать у богатых, привилеги­рованных, но и у них нет счастья в жизни. Недаром жаловались на свою судьбу поп и помещик, недаром автор показывает полупарализованного Последыша, богатство которого оказывается всего лишь лакомым кусочком для родственников. Оказывается, в таких людях материальное благополучие и власть убили жажду быть счастливыми.

Именно желание счастья становится в поэме важ­ной ступенью, до которой обязательно надо добраться, если хочешь его обрести. Пусть глава «Счастливые» и оказывается всего лишь набором недоразумений, но

все равно эти люди, каждый по-своему, хотели счастья.

Образ богатыря Савелия — это уже настоящий ключ к счастью. Савелий рассказывая Матрене историю своей жизни, говорит о том, как давным-давно он и многие другие люди жили где-то далеко в лесу, куда было не­легко дотянуться не только загребущим рукам помещи­ка, но и полиции. Это время описывается как настоящее благо, потому что люди были хозяевами сами себе.

Именно ощущение самих себя господами своей жиз­ни помогало Савелию и его односельчанам бороться. Попав на каторгу за расправу с немцем-приказчиком, Савелий все равно не был сломлен. Душа его осталась свободной, а свобода оказалась одним из важнейших факторов, которые позволяли человеку назвать себя счастливым. Причем это должна быть свобода настоя­щая. «Счастливые» обладали свободой в очень малой степени. А вот Савелий был свободен куда полнее.

Главой «Пир на весь мир» Некрасов подводит итог поискам счастья. Описанию счастья посвящены именно ее строки, песни и рассказы богомольцев.

Показательным является рассказ странника-бого­мольца Ионушки о разбойнике Кудеяре. Разбойничий атаман, наложивший на самого себя покаяние и для от­пущения грехов обязанный ножом срезать вековой дуб, убивает этим самым ножом пана. Дуб рушится, пропадает груз грехов и вместе с этим освобождением Кудеяр обретает счастье.

В подтверждение необходимости свободы служит и рассказ Игнатия о мужицком грехе. Именно грехом Некрасов считает готовность многих людей оставаться в кабале. Добровольный отказ от счастья через отказ от его важнейшего элемента — свободы, действительно есть грех. Это предательство:

Все прощает Бог, а Иудин грех Не прощается.

Ой, мужик, мужик! ты грешнее всех И за то тебе вечно маяться.

В последних строках автор показывает нам, что сча­стье заключается не просто в том, чтобы жить со сво­бодной душой, но и в том, чтобы нести эту свободу дру­гим. И неспроста носителем счастья оказывается песен­ник Григорий, сын Трофима. Именно песня всегда была самым доступным средством украшения жизни.





У нас большая база и мы ее постоянно пополняем, и поэтому если вы не нашли, то пользуйтесь поиском
В нашей базе свыше 15 тысяч сочинений

Сохранить сочинение:


Кому на Руси жить хорошо

Кому на Руси жить хорошо


Сочинение по теме Сочинение на тему ПРОБЛЕМА СЧАСТЬЯ В ПОЭМЕ Н А НЕКРАСОВА «КОМУ НА РУСИ ЖИТЬ ХОРОШО», Кому на Руси жить хорошо


  Мобильная версия