А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Сочинения > Мертвые души > Образ Манилова в поэме Н В Гоголя «Мертвые души»
Образ Манилова в поэме Н В Гоголя «Мертвые души» - сочинение

Галерея помещиков в поэме «Мертвые души» открывается образом Манилова. Это первый персонаж, к кому Чичиков обращается с просьбой о мертвых душах. Чем же определяется «первенство» Манилова? Известно высказывание Гоголя, что герои у него следуют один пошлее другого. Получается, что Манилов в поэме представляет собой первую, самую меньшую, степень нравственной деградации. Однако современные исследователи истолковывают очередность появления помещиков в «Мертвых душах» в ином смысле, ставя в соответствие первый том поэмы Гоголя первой части «Божественной комедии» Данте («Ад»).

Кроме того, как замечает Ю. Манн, первенство Манилова определяется и личностными чертами героя. Мечтательность и романтичность Манилова уже в самом начале поэмы создают резкий контраст безнравственной авантюре Чичикова.

Есть здесь и еще одна причина. По мнению И. П. Золотусского, «всякий раз, когда Чичиков встречается с кем-нибудь из помещиков, он совершает осмотр своих идеалов. Манилов — это семейная жизнь, бабенка, детки...». Эта «часть» чичиковского идеала — как раз то лучшее, что есть в «грубо-материальной» мечте героя о довольстве и комфорте. Поэтому история похождений Чичикова начинается именно с Манилова.

Образ этот в поэме статичен — с героем не происходит никаких внутренних изменений на протяжении всего повествования. Основные качества Манилова — сентиментальность, мечтательность, чрезмерное благодушие, учтивость и обходительность. Это то, что видимо, что лежит на поверхности. Именно эти черты подчеркнуты в описании внешности героя. Манилов «был человек видный, черты лица его были не лишены приятности, но в эту приятность, казалось, чересчур было передано сахару; в приемах и оборотах его было что-то заискивающее расположения и знакомства. Он улыбался заманчиво, был белокур, с голубыми глазами».

Однако далее Гоголь переходит к описанию внутреннего мира Манилова, и первое впечатление от «приятности» помещика у читателя снимается. «В первую минуту разговора с ним не можешь не сказать: „Какой приятный и добрый человек!" В следующую затем минуту ничего не скажешь, а в третью скажешь: „Черт знает, что такое!" — и отойдешь подальше; если ж не отойдешь, почувствуешь скуку смертельную. От него не дождешься никакого живого или хоть даже заносчивого слова, какое можешь услышать почти от всякого, если коснешься задирающего его предмета». С долей иронии автор перечисляет традиционные «интересы» помещиков: страсть к борзым собакам, музыка, гурманство, продвижение по службе. Манилова же ничего не интересует в жизни, он не имеет никакого «задора». Говорит он очень мало, он часто думает и размышляет, но о чем — «разве богу ...известно». Так четко вычленяются еще несколько характерных свойств этого помещика — неопределенность, равнодушие ко всему, инертность и инфантилизм жизненного восприятия. «Есть род людей, — пишет Гоголь, — известных под именем: люди так себе, ни то, ни се, ни в городе Богдан, ни в селе Селифан...» Именно к этому типу людей относится Манилов.

«Неоформленность, расплывчатость» внутреннего мира героя писатель подчеркивает характерным пейзажем. Так, погода в тот день, когда Чичиков приехал к Манилову, в высшей степени неопределенна: «День был не то ясный, не то мрачный, а какого-то светло-серого цвета, какой бывает только на старых мундирах гарнизонных солдат...»

В описании господской усадьбы нам открываются новые черты Манилова. Здесь уже мы видим человека, претендующего на «образованность», «культурность», «аристократизм», однако Гоголь не оставляет читателям никаких иллюзий на этот счет: все попытки героя казаться образованным и утонченным аристократом пошлы и нелепы. Так, дом Манилова стоит «одиночкой на юру, то есть на возвышении, открытом всем ветрам», зато гора, на которой стоит усадьба, «одета подстриженным дерном», на ней «разбросаны по-английски две-три клумбы с кустами сиреней и желтых акаций». Неподалеку виднеется беседка «с деревянными голубыми колоннами» и надписью «Храм уединенного размышления». А рядом с «храмом» заросший, покрытый зеленью пруд, по которому, «картинно подобравши платья и подтыкавшись со всех сторон», бредут две бабы, влача за собой изорванный бредень. В этих сценах угадывается гоголевская пародия на сентиментальные повести и романы.

Те же претензии на «образованность» угадываются и в древнегреческих именах, которыми Манилов наградил своих детей — Алкид и Фемистоклюс. Однако поверхностная образованность помещика здесь обернулась откровенной глупостью: даже Чичиков, услышав эти имена, испытал некоторое удивление, легко себе представить и реакцию поместных жителей.

Однако древнегреческие имена здесь — не только яркая характеристика Манилова. «Алкид» и «Фемистоклюс» задают в поэме тему истории, мотив богатырства, который присутствует на протяжении всего повествования. Так, имя «Феми-стоклюс» напоминает нам о Фемистокле, государственном деятеле и полководце из Афин, который одерживал блестящие победы в боях с персами. Жизнь полководца была очень бурной, насыщенной, полной значительных событий (на фоне этой героической темы еще заметней становится бездействие, пассивность Манилова).

«Незавершенность натуры» Манилова (природа как будто остановилась на «приятной» внешности героя, «не доложив» в него характера, темперамента, жизнелюбия) сказывается и в описании его домашней обстановки.

Во всем у Манилова — незаконченность, создающая дисгармонию. Ряд деталей интерьера свидетельствует о склонности героя к роскоши и изысканности, однако в самой склонности этой все та же незаконченность, невозможность довести дело до конца. В гостиной Манилова стоит «прекрасная мебель, обтянутая щегольской шелковой материей», которая стоит «весьма недешево», но на два кресла ее недостает, и кресла стоят «обтянуты просто рогожею». Вечером на стол подается «щегольской подсвечник из темной бронзы с тремя античными грациями», а рядом с ним ставится «простой медный инвалид, хромой, свернувшийся на сторону и весь в сале...». Вот уже два года герой читает одну и ту же книгу, дойдя лишь до четырнадцатой страницы.

Все занятия помещика бессмысленны и нелепы, так же как и его мечты. Так, проводив Чичикова, он мечтает об огромнейшем доме «с таким высоким бельведером, что можно оттуда видеть даже Москву». Но кульминацией образа Манилова являются «горки выбитой из трубки золы, расставленные не без старания очень красивыми рядками». Как и все «благородные господа», Манилов курит трубку. Поэтому в кабинете его — своеобразный «культ табака», который насыпан в картузы, и в табашницу, и «просто кучею на столе». Так, Гоголь подчеркивает, что «препровождение времени» Манилова совершенно никчемно, бессмысленно. Причем бессмысленность эта заметна даже при сопоставлении героя с остальными помещиками. Нам трудно представить за подобным занятием (размещение горок золы красивыми рядками) Собакевича или Коробочку.

Речь героя, «деликатная», витиеватая, полностью соответствует его внутреннему облику. Обсуждая с Чичиковым продажу мертвых душ, он интересуется, «не будет ли эта негоция несоответствующею гражданским постановлениям и дальнейшим видам России». Однако Павлу Ивановичу, присовокупившему к беседе два-три книжных оборота, удается убедить его в совершенной законности этой сделки — Манилов дарит Чичикову умерших крестьян и даже оформление купчей берет на себя.

Таким образом, портрет героя, его речь, пейзаж, интерьер, окружающая обстановка, детали быта обнажают сущность характера Манилова. При ближайшем рассмотрении становится заметной призрачность его «положительных» качеств — чувствительности и сентиментальности. «Чувство его удивительно маленькое и ничтожное, и сколько бы он ни расточал его, от этого никому ни тепло ни холодно. Его любезность — к услугам всякого, как и его доброжелательство, но не потому, что он действительно обладает такой любящей душой, а потому что они ему ничего не стоят — это просто манера... Его чувства — не настоящие, а только их фикция», — писал дореволюционный исследователь Гоголя.

Таким образом, Манилов не оценивает людей с точки зрения критериев добра и зла. Окружающие просто попадают в общую атмосферу благодушия и мечтательности. В сущности, Манилов индифферентен к самой жизни.





У нас большая база и мы ее постоянно пополняем, и поэтому если вы не нашли, то пользуйтесь поиском
В нашей базе свыше 15 тысяч сочинений

Сохранить сочинение:


Мертвые души

Мертвые души


Сочинение по теме Образ Манилова в поэме Н В Гоголя «Мертвые души», Мертвые души


  Мобильная версия