А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Сочинения > Преступление и наказание > Раскольников и Соня Мармеладова
Раскольников и Соня Мармеладова - сочинение


О Соне Раскольников слышал от Мармеладова (вспомните его ис­поведь), но увидел ее только тогда, когда ее позвали к умирающему отцу. ...Очень бедная проходная комната, через задний угол протянута дырявая простыня, догорающий ога­рок в железном подсвечнике... И вдруг, как резкий, кричащий диссонанс в музыке, в этой полутемной комнате появляется Соня с ненужным зонтиком в руках, в соломенной шляпке с ярким, огненным пером. Такой она и запомнилась Раскольникову. Он еще не подозревал, какую роль суждено ей сыграть в его судьбе. Два полюса в романе. Два пути. «Соня представ­ляла собою неумолимый приговор, решение без пе­ремены. Тут — или ее дорога, или его». По какой же дороге пойдет Раскольников? Советуем особенно внимательно вчитаться в сцену признания Раскольникова (вторая встреча героя с Сонечкой Мармеладовой). Это один из цент­ральных эпизодов романа. Происходит нравственный поединок. Раскольников едва ли не впервые стре­мится разобраться в мотивах преступления и делает это не столько для Сони, сколько для самого себя. Казалось бы, все логические («арифметические») до­воды уже не один раз были им сформулированы (целый месяц только об этом и думал он в своей ужасной каморке). Но теперь, перед Соней, неопро­вержимые, как ему казалось, объяснения оказывают­ся на удивление слабыми и неубедительными. Как-то совершенно неожиданно герои меняются местами: высокомерный Раскольников вдруг теряет былую уве­ренность в своей правоте, а робкая, беззащитная Со­ня неожиданно произносит смелые речи, одерживая нравственную победу над своим собеседником. Обратите внимание на авторские ремарки. Конеч­но, всегда важно, что говорят действующие лица, но не менее важно, как они говорят. Вот, например, как передает Достоевский речь Раскольникова: «— А ведь ты права, Соня,— тихо проговорил он наконец. Он вдруг переменился; выделанно-нахальный и бессильно-вызывающий тон его исчез. Даже голос вдруг ослабел». А Соня, которая вначале гово­рит «слабым голосом», «робко», «чуть слышно», об­ретает силу, голос ее начинает звучать уверенно, властно. Раскольников, как бы испытывая Соню, задает ей давно уже мучающий, главный для него вопрос: «...Лужину ли жить и делать мерзости или умирать Катерине Ивановне?» Но для Сони сам по себе этот вопрос немыслим: «Да ведь я Божьего промысла знать не могу... И к чему вы спрашиваете, чего нельзя спрашивать? К чему такие пустые вопросы? Как может случиться, чтобы это от моего решения зависело? И кто меня тут судьей поставил: кому жить, кому не жить?» Соня права; не прав Раскольников, потому что он хотел с помощью чистой логики устанавливать нравственные законы. А нравственным законам не нужны доказательства. Сказано: не убий — и это не требует математических или каких-либо иных науч­ных обоснований. У Сони, несмотря на ее покорность и безот­ветность, очень сильный характер. Она руководст­вуется твердыми и определенными этическими прин­ципами, живет по законам сердца, не изменяя своей человеческой натуре. Правда, она тоже совер­шила преступление, но над собою, и поступила так не в силу логических расчетов, а по любви, при­неся себя в жертву родным людям. В романе Чернышевского «Что делать?» упоми­нается об одном эпизоде из жизни Кирсанова: в студенческие годы он помог Насте Крюковой под­няться со «дна жизни», пробудил у нее чувство человеческого достоинства. У Достоевского сюжет «пе­ревернут»: не Раскольников, умный и образованный студент, учит необразованную Соню, а она, «блудни­ца», обращает его на путь покаяния. Очень важным в этом отношении оказывается чтение Соней еван­гельской истории о воскрешении Лазаря. Это знак, символ возможного воскрешения самого Расколь­никова. Конечно, можно считать, что образы Расколь­никова и Сони прямо противопоставлены, что мы имеем дело с контрастом, антитезой. Это так — и не так. Было что-то, что притягивало их друг к другу, объединяло. Соня непостижимым чутьем своим поняла всю меру страданий убийцы. Помните ли вы, что сде­лала она, когда услыхала ужасное признание Рас­кольникова? Она опустилась перед ним на колени. «Что вы, что вы это над собою сделали! — отчаянно проговорила она и, вскочив с колен, бросилась ему на шею, обняла его и крепко-крепко сжала е