А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Сочинения > Преступление и наказание > Роль внутреннего монолога в создании характера Родиона Раскольникова в романе Ф М Достоевского «Преступление и наказание»
Роль внутреннего монолога в создании характера Родиона Раскольникова в романе Ф М Достоевского «Преступление и наказание» - сочинение


Роль внутреннего монолога в создании характера Родиона Раскольникова в романе Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» «Каждый человек — это целый мир», — утверждал Федор Михайло­вич Достоевский, гениальный русский писатель-психолог XIX в. И каж­дый человек — это еще и тайна, в особенности русский человек. Не слу­чайно во всем мире говорят о загадочной русской душе, и каждый из нас часто повторяет базаровское: «Может быть, точно, всякий человек — за­гадка». «Русские люди вообще широкие люди… широкие, как их земля», — говорит один из героев романа Ф. М. Достоевского «Преступление и нака­зание». Загадочные, широкие, неоднозначные, внутренне противоречивые… Та­ков и Родион Раскольников — главный герой романа. Писатель мастерски включил в композицию романа внутренние моно­логи, в которых передал духовную жизнь Родиона Романовича в непрерыв­ной смене его мыслей, чувств, воспоминаний. «Ну зачем теперь я иду? Разве я способен на это?» — рассуждает Рас­кольников по пути к дому старухи-процентщицы. «О боже, как это всё отвратительно! И неужели такой ужас мог прийти мне в голову? На какую грязь способно, однако, мое сердце! Главное: грязно, пакостно, гадко!» — говорил он, выходя от нее. Находясь в распивочной, сам себе противоре­чит: «Всё это вздор… и нечем тут было смущаться». Что же толкает Родиона Раскольникова на такие размышления, а за­тем и на преступление? В три последних дня перед убийством его мысли и душа особенно близко сталкиваются с трагедией жизни в страшном и жестоком мире. Сколь­ко боли и горечи звучит в монологе Родиона после посещения семьи Мар­меладовых. За судьбой Сони, вынужденной продавать себя ради жизни близких людей, перед Раскольниковым встает судьба человечества и чело­века униженного, оскорбленного и доведенного до нищеты. По его мнению, подло и мерзко это существование, когда жизнь покупается такой ценой: «Ай да Соня! Какой колодезь, однако ж сумели выкопать! и пользуются! Вот ведь пользуются же! И привыкли. Поплакали, и привыкли. Ко всему-то подлец — человек привыкает!» Но герой вдруг задумывается. И ход его мыслей меняется. Он уже со­мневается в своих выводах и приходит к противоположному утвержде- нию: «…Коли действительно не подлец человек, весь вообще, весь род то есть человеческий, то значит, что остальное всё — предрассудки, одни только страхи напущенные, и нет никаких преград, и так тому и следует быть!» Если согласиться с Раскольниковым, что такое состояние жизни не под­лость, то и поступок Сони можно оправдать, так как «неразрешимость» ситуации зависит не от нее, а от состояния окружающего мира. В чем же виновата эта девушка, которая пожертвовала собой ради спасения сестер и брата? В чем же виноваты эти дети? За какие грехи наказаны такой страшной судьбой? Нет, бедствия человечества порождены не извечной подлостью, людской, а скорее всего покорностью большинства насилию немногих. Значит, и спасти человечество способен властитель, который желает добра людям и поведет их к счастью, даже нарушая нравственные законы. При­мерно так движется мысль Раскольникова: обретение власти, защита «уни­женных и оскорбленных» от насилия насилием, но с благой целью — так путем, долгих раздумий рождается его теория. И в монологах-размышлениях, после чтения письма матери, встречи с пьяной девочкой на буль­варе вновь живая боль за человека перекликается с мыслью: «Так тому и следует быть!» Постоянно сознание Родиона Раскольникова как бы раздваивается: он всё время спорит сам с собой. В этом и заключается своеобразие внутрен­него монолога героев Достоевского — его диалогичность. «На какое дело покуситься и в то же время каких пустяков боюсь!» Но если Родион Раскольников не понимает бесчеловечности своей тео­рии, то Достоевский всем содержанием романа опровергает идею главного героя душой и мыслями самого Родиона, его совестью. Весь месяц от убий­ства до признания — это напряженный внутренний монолог, не прекра­щающийся ни на секунду. Муки совести, леденящий душу страх сознание бессмысленности совершенного злодеяния — всё это ложится невыноси­мым гнетом на душу Родиона, помогает раскрыть одну из главных идей романа — идею раскола, которая находит свое воплощение и в фамилии героя — Раскольников. Внутренние монологи помогают также понять, почему Родион пришел с повинной, хотя был убежден в правоте своей теории. Он пришел к людям, к жизни. И его внутренний монолог подтверждает это: «Довольно! Прочь миражи, прочь напускные страхи, прочь провидения!.. Есть жизнь! Не умер­ла еще моя жизнь вместе со старою старухой!» Да, жизнь Родиона Раскольникова не умерла! Создавая характер своего героя, Ф. М. Достоевский, обладавший как художник-психолог редчайшим, исключительным даром видеть и чувство­вать, с помощью внутреннего монолога поразительно чутко передал мно­гомерность и неисчерпаемость человеческой души, ее способность обнов­ления и перерождения. И я, так долго бывшая свидетелем напряженной борьбы рассудка и совести Родиона Раскольникова, его мучительных сомнений, колебаний, страданий, рада нравственному очищению души героя в результате сми­рения и покаяния, веры в жизнь. В сознании Родиона Р