А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Сочинения > Пушкин > Эволюция темы любви и дружбы в лирике А С Пушкина
Эволюция темы любви и дружбы в лирике А С Пушкина - сочинение


Любовь и дружба являются основополагающими чув­ствами человеческой жизни. Если в мире не будет любви и дружбы, то в нем воцарятся противоположные чувства — ненависти и вражды. На мой взгляд, если до сих пор мир окончательно не скатился в бездну, то только потому, что среди людей еще существуют прекрасные чувства любви и дружбы. Наверное, нет в мировой литературе ни одного писа­теля, в творчестве которого не было бы хоть одной строчки об этих светлых жизнеутверждающих чувствах. Однако наибольшего уважения и благодарной памяти потомков достойны те из них, чье творчество насквозь пронизыва­ют любовь и дружба. Одним из таких писателей является гениальный рус­ский поэт А. Пушкин. Всю свою земную жизнь поэт был окрылен любовью и дружбой — от воодушевленных ли­цейских стихов до «Евгения Онегина». На всю жизнь А. Пушкин сохранил верность лицей­скому братству, той дружбе, которая соединила его с луч­шими представителями того поколения, к которому при­надлежал сам поэт. Однако лишь Дельвига и Пущина на протяжении всей жизни он называл друзьями, остальных же причислял к товарищам. Но вот что примечательно. В творчестве А. Пушкина довольно часто встречается мысль, которую передают сле­дующие строки: О дружество! предай меня забвенью; В безмолвии покорствую судьбам, Оставь меня сердечному мученью, Оставь меня пустыням и слезам. Дружеские чувства как будто мешают творческому са­мовыражению поэта. Друзья порой не понимают его и осуж­дают за некоторые высказывания и поступки. Они не мо­гут проникнуться теми идеями, которыми живет великий гений, не могут понять и постичь его гениальность, его предназначение в этой жизни. Они судят его не как чело­века, которому через вдохновение открываются неведо­мые глубины мироздания, а как простого обывателя. От­речение от любви — такой же распространенный мотив в творчестве А. Пушкина, как и отречение от дружбы. В «Кавказском пленнике» пленник говорит любящей его черкешенке: Любил один, страдал один, И гасну я, как пламень дымный, Забытый средь пустых долин. Любовь, в отличие от дружбы, не требует словесных оправданий. Бессилие, неспособность желать и любить вы­ступают у А. Пушкина как проклятие, своего рода бо­лезнь культурного человека — потеря взаимопонимания с дикой природой. Вот почему пленник при всем своем же­лании уже не может разделить с дикой черкешенкой ее простую, чистую и искреннюю любовь. Как Алеко («Цы­ганы») не понимает первозданной мудрости старого цыга­на и как Евгений Онегин не может ответить взаимностью на чистую любовь Татьяны: Забудь меня: твоей любви, Твоих восторгов я не стою… Из тюрьмы современной культуры Алеко бежит в ди­кий цыганский табор за тем же «веселым призраком сво­боды». Алеко надеется, что страсти прежнего культурного человека умерли в нем. Но он ошибается. Они только дрем­лют: «Они проснутся, погоди!». В нем слишком много страст­ного порыва и совершенно нет спокойной мудрости — един­ственного, что единит человека с природой. Зато она есть в старом цыгане — отце Земфиры. Если бы Алеко мог понять его, он ужаснулся бы той бездны, которая их разделяет. Для цыгана нет понятий «добро» и «зло», нет позволенного и запрещенного. Алеко смотрит на любовь как на закон, право одного человека владеть телом и душой другого человека. Любовь для него — это законный брак. Но для старого цыгана и Земфиры любовь — это выс­шее проявление свободы. Это такая же прихоть сердца, как вдохновение дикой песни, голос которой «подобен шуму вод». Вот почему в песне Земфиры слышится издевка над ревностью мужа, над правом собственности в любви. Алеко не выносит обнаженной правды в любви — сво­боды. Цыган не скрывает от него, что одобряет поступок Земфиры — измену мужу и выбор любовника по прихоти сердца — единственному верховному закону любви. В этом понимании любовь — игра, случай, стихийный произвол. Так какая же тогда может быть верность и ревность, ка­кое разделение на добро и зло, когда весь смысл этого чувства — вне добра и зла? Неспособным к любви и дружбе оказался и Евгений Оне­гин. Он со спокойным сердцем проходит мимо святого чуда любви. Он исполняет долг чести, выказывает себя по­рядочным человеком и отделывается от незаслуженного дара несколькими незначительными словами о скуке брач­ной жизни. Не трудно понять, что дружба и любовь для лиричес­кого героя в творчестве А. Пушкина являются обремени­тельными чувствами. Лирический герой поэта порой мнит, будто любит, будто предан дружбе. Но на самом деле оказывается, что он несказанно далек от проявления настоящих любви и дружбы.






У нас большая база и мы ее постоянно пополняем, и поэтому если вы не нашли, то пользуйтесь поиском
В нашей базе свыше 15 тысяч сочинен