А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Сочинения > Саган > Гибель любви
Гибель любви - сочинение


«Что ты сделал со своей жизнью?» Ф. Саган Сейчас наш рынок заполонили бульварные «женские» романы. Мне жаль тех, кто ими увлекается. Это всё равно, что смотреть сериалы или ходить в лес в скафандре. В них нет места жизни, уму, настоящему чувству. А вот романы французской писательницы Франсуазы Саган — это настоящие романы, написанные женщиной и для женщин (хотя и мужчины читают их охот­но). В них столько чувства, так много вкуса! И первое произведение, принесшее ей славу, «Здравствуй, грусть!», и второе «Смутная улыбка», написаны с нарочитым спокойствием. Трагическая окраска происходящего медленно проступает через бесстрастное повествование и аккурат­ный точный синтаксис фраз. Героини как будто отворачиваются от нас, чтобы мы не видели их слёз. Самый пронзительный роман — это роман «Немного солнца в холодной воде». Эти слова из стихотворения Поля Элюара необыкновенно красивы: «И грусть моя подобна солнцу в холодной воде». Этот эпиграф нам помогает понять основную мысль романа. Солнце не согрело воду, оно лишь на мгновение осветило её. Великая любовь не изменила обыденность, а только вызвала глубокую грусть по несбыточному. Жиль Лантье, преуспевающий журналист, мучается из-за депрессии. Жизнь его легка и безоблачна. Нетребовательные и весёлые подружки, интересная работа, никаких материальных затруднений. Отчего же так тяжело ему? Жиль мчится вон из Парижа, уезжает в тихий городок, где живёт его сестра. Там размеренное правильное существование поначалу не облегчает его страданий. Но встреча с На­тали и Сильвенер всё меняет. Ф. Саган описывает потрясающую женщину. Она красива, естественна, умна, элегантна. У неё отличная семья, обеспеченная жизнь. Натали влюбляется в Жиля просто с первого взгляда. «Экзотическая птица», залетевшая из столицы, поража­ет её воображение. Да к тому же он глубоко несчастен. Это просто разит наповал. Она, очевидно, как Анна Каренина, до этого часа и не знала, что есть на свете любовь. Вообще в произведениях Саган женщины всегда удивительные, прямо, как у Чехова: «и лицо, и одежда, и мысли...» Вот и жили бы наши герои в уютном красивом доме на берегу реки. Но Жиля влечёт Париж, город-праздник. Натали едет с ним, предупредив о том, что она сразу же покинет его, если поймёт, что любви больше нет. Жиль, как и Вронский над словами Анны: «Вы пожалеете. Но будет поздно», не слишком задумывается над этой странной для начала счастли­вой любви фразой. Влюблённые уезжают в Париж. Как счастливы Жиль и Натали! Я им просто завидую. Оба умны — и им интересно вдвоём, оба молоды и красивы — и их страсть неутолима. Ну просто пример для подрастающего поколения! Однако чудовищное противоречие между великим даром любви, которым наделены люди, и его нелепым, искажённым воплощением в жизни всё погубило. Жизнь, к которой привык Жиль, несовместима с высокой любовью. Он мельче душой, чем Натали. Натали ещё только познакомилась с Жаном, а уже чувствует его пустую за­вистливую душонку. Жан же оторопел, поняв, какое сокровище, какое счастье попалось Жилю. Жан думает, что ловелас Жиль недостоин такой женщины. И ещё понимает, что теряет товарища холостяцких забав. Жан действует как змей-искуситель, толкает приятеля на привычный путь. Жиль упирается: он искренне любит Натали. И всё же подленькая мыслишка совместить новую и прежнюю жизни уже поселилась в его голове. Он ещё не понимает, что Натали любит серьёзно, самоотверженно, на всю жизнь. Пустым безучастным голосом человека, в котором выгорело всё дотла рассказывает герой о последнем дне жизни Натали. Как будто нарочно пришли они с Жаном к Жилю домой и затеяли опасный разговор. Друг подталкивает Жиля к выводу, что Натали уже тяготит его. Не чувствовал этого он, просто неловко было показать Жану, что былого цинизма нет, что есть только любовь к Натали. А потом — как наш герой панически испугался, когда понял, что их разго­вор могла услышать Натали! Но и тут ему не хватило смелости покаяться, объяс­ниться. Он должен был обнять её, уткнуться своей непутёвой головой ей в коле­ни, сто раз должен был сказать, как любит её. Должен был, но не сделал этого. Решил, что объяснится потом. Времени, общего для Жиля и Натали, уже не было. Он лихорадочно ищет возлюбленную, понимая, что уже поздно. Герой вспоминает слова Натали, сказанные ею в тихом городке на берегу реки. Эти драматические страницы никого не оставляют равнодушными. Слёзы по­неволе выступают: так неотвратимо и так печально всё происшедшее. Франзуаза Саган сама всегда плакала над судьбой свои