А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Скульптурный миф - сочинение
"Скульптурный миф" не является доминирующим у Баратынского. Его антологизм изначально лишен пластики и связан с традицией увещевательной эпиграммы, которая в зрелом творчестве соединилась с заметным влиянием французского скептицизма и рефлексии 9 . Пластические образы античности у него выступают символами ушедшей великой эпохи, поэтому у него больше не скульптурных, а архитектурных образов Эллады и Рима

В "Скульпторе" интерпретация античного мифа о Пигмалионе и Галатее ориентирована на любовь художника к своему созданию, но божественное участие проявляется не в оживлении статуи, а в провиденциальном даре скульптора. Момент "прозрения" нимфы в мертвом камне сменяется долгой терпеливой работой резца. Не случайно Баратынский напоминает и о мифологической семантике имени "нимфы Галатеи": нежная красота ее вызвала бурную безответную страсть циклопа Полифема. Вдохновение и рефлексия оказываются связаны как конечное и бесконечное, от завершенной определенности античного идеала он уходит к романтическому томлению, развитию жизни духа, перешагивая в своей интерпретации из античного мира в христианский.

Скульптурная мифология А.А. Дельвига развивается в русле первого этапа предромантического и романтического освоения античности. Идиллия "Изобретение ваяния" была предназначена для "Журнала изящных искусств" и содержала посвящение его редактору В.И. Григоровичу. В судьбе Дельвига факт этот был далеко не случайным. Журнал связывал его с лицейской порой. Он был возобновленным изданием. Первоначально издание начинал Н.Ф. Кошанский в 1807 г., в период активного общения с М. Муравьевым, тогда попечителем Московского университета. По наставлению М. Муравьева из Геттингена был приглашен профессор И. Буле, "с европейским репертуаром знатока классики" , в который входили не только древние языки, но и археология, мифология, поэзия.

Журнал Кошанского и Буле был первым художественно-эстетическим изданием, и, что не менее существенно, это был "профессорский", ученый журнал, отличавшийся высоким уровнем теоретичности. Общая эстетическая платформа журнала сочетала просветительские и предромантические идеи по отношению к античности, его авторы стремились к живому и непосредственному представлению о ней. Среди статей о скульптуре выделяются фрагменты из трудов Винкельмана в переводе Н. Кошанского "Аполлон Бельведерский" и "Лаокоон", статья И. Боде, посвященная спору с Винкельманом о знаменитом Венерином поясе, в которой Боде обращается к гомеровским описаниям, посвященным пропорциям фигуры, одежде богини, сопоставляя словесные описания со скульптурными изображениями. Параллельно с изданием журнала Кошанский занимается описанием коллекций античных древностей в Эрмитаже и в Академии художеств. Приглашенный в Александровский лицей как профессор русской и классической словесности, он не оставляет своего изучения классики.

К началу занятий, в 1811 г., он выпускает книгу "Цветы греческой поэзии", представлявшую замечательный компедиум лучших к тому времени трудов по античной археологии, искусствам и поэзии. Здесь были выдержки из трудов Винкельмана, сведения по античной мифологии из энциклопедий и трудов Германна, Рамлера, Фосса, Монфокорнаидр., описания знаменитых античных храмов и скульптур, гемм и рисунков. Оживляя подробное изложение мифов, Кошанский не только цитирует древних авторов, но обращается к русским поэтам XVIII в., Державину, Карамзину, Дмитриеву, Богдановичу, Кострову, языком которых "тоже говорили музы и грации" 11 . Латинский язык в преподавании Кошанского, как вспоминают некоторые лицеисты, был скучноват. Но именно в Дельвиге, по словам С.М.Комовского, Кошанский "возбудил страсть к классической словесности древних" .

Правда, М.Л.Яковлев поправляет, что своей привязанностью к классической словесности молодой Дельвиг был более обязан Кюхельбекеру и своему трудолюбию. Но каковым бы ни был латинский язык в преподавании Кошанского, роль его в развитии филэллинистических интересов первого лицейского поколения оставалась значительной не только в период учебы. В 1817 г. Кошанский выпускает "Ручную книгу", в которой представляет более систематизированную, обширную картину развития греческой мифологии и искусства, дополненную изложением послекантовской эстетической системы Эшенбурга с его определениями природы прекрасного и идеального "истинного" художника.

Как и "Цветы греческой поэзии", она включала переводы античных авторов, которые Кошанский сопровождал подробными лингвистическими, эстетическими и историко-археологическими комментариями. Среди пояснений обращает на себя внимание обзор античной идиллии. "Идиллии - приятная живопись в самом нежном и любимом роде ... рисует любимцев своих средь лугов цветущих и милых пастухов и пастушек... Феокрит изображает просто натуру сельскую, дикую, без всякого искусства, Мосх выбирает предметы, украшая их. Бион использует прелестные краски" .

В пояснениях к своему переводу идиллии Биона "Учитель и ученик" Кошанский подчеркивает ее особый мифологический сюжет: "Содержание сей идиллии весьма драгоценно, потому что показывает некоторым образом историю древней музыки. Выдумка басни совершенно пиитическая и очень занимательная" . Вряд ли правомерно будет считать идиллию античного поэта непосредственным источником сюжета произведения Дельвига. Там речь идет о создании богами разных музыкальных инструментов. У Дельвига - о первом скульпторе, получившем свой дар от Афродиты. Но близость все-таки есть, и состоит она в поэтизации мифологической, божественной природы древнего искусства. Прекрасное ремесло даровано человеку богами.





У нас большая база и мы ее постоянно пополняем, и поэтому если вы не нашли, то пользуйтесь поиском
В нашей базе свыше 15 тысяч сочинений

Сохранить сочинение:


Современная русская литература

Современная русская литература


Сочинение по теме Скульптурный миф, Современная русская литература


  Мобильная версия