А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Сочинения > Сочинения по зарубежной литературе > Идейно образный мир элегического романтизма
Идейно образный мир элегического романтизма - сочинение


Центральными идеями романтизма в его прогрессивных течениях можно признать идеи, провозглашенные идеологами буржуазно-демократической революции: идею свободы, определяющую новый общественный порядок, идею личности, свободной от оков, наложенных на нее феодальным укладом, идею человека в его собственном достоинстве, независимом от сословного ранга. В творчестве В. А. Жуковского и К- Н. Батюшкова своеобразно преломились эти идеи прогрессивного романтизма. Но осмысление этих идей в произведениях обоих поэтов, особенно у Жуковского, было противоречивым, отдалявшим их от передовых течений романтизма. Понятие свободы мы часто встречаем у обоих поэтов. Но оно далеко не равнозначно понятию политической свободы, воодушевлявшей революционных романтиков. Жуковскому и особенно Батюшкову не чуждо стремление к общественной независимости, к свободе от давления, от произвола тех, кто стоит наверху социальной лестницы. Но основное желание романтика Батюшкова — сохранить «души возвышенной свободу». Свободу от чего? От «света», от «пустого блеска» славы, от «сует», от «богатства»... Еще более последовательно идея внутренней свободы человека выступает в поэзии Жуковского. Подлинно свободной становится личность, достигшая высокого морального совершенства. И это доступно всем людям, безотносительно к их социальному положению. По мнению Жуковского, царь, судья, воин и писатель равны: В возвышенном к прекрасному стремленье. Всем на добро одни права даны! («К А. Н. Арбеневой», 1812) Понимание свободы как категории психологической, моральной, а не социальной, политической было слабой стороной элегического романтизма. В этом обнаружилось непонимание необходимости свободы общественной как условия свободы личности. Недостаточность внутренней свободы иногда осознавали и сами ее идеологи. В послании «К Батюшкову» (1813) Жуковский сетовал, что люди «вольны лишь мечтами, а наяву в цепях». В одной из своих записных книжек Батюшков сделал такую заметку: «Человек в пустыне свободен, человек в обществе — раб». Сильной, прогрессивной стороной раннего русского романтизма было утверждение личности, т. е. признание ее высокого достоинства, ее безусловной ценности, ее свободы, ее равенства с другими личностями. Но в жизни эти принципы постоянно нарушаются. Жуковский готов признать социальное неравенство причиной страданий благородной человеческой личности («Эолова арфа», 1815). Но глубокого развития эта мысль у него не получает.' Романтическое утверждение личности в творчестве Жуковского и Батюшкова не перерастало в борьбу за общественную свободу личности, и это приводило к усилению индивидуалистических тенденций в раннем русском романтизме. Личность рассматривалась здесь психологически, вне ее зависимости от национальных, исторических и социальных условий. Подобные противоречия обнаруживались и в трактовке идеи человека у Жуковского. Для него человек — «святейшее из званий», стоящее выше самого высокого общественного «звания». Такому пониманию человека и его свободы соответствует характер романтического протеста против существующей действительности у Жуковского и Батюшкова. Как романтики, они не приемлют окружающего мира. В этом неприятии иногда слышится и социальный мотив. Батюшков.в стихотворении «Мои пенаты» горячо желает, чтобы к его «хижине» не нашли дороги лица, развращенные своим высоким общественным положением («придворные друзья», «надутые князья»). Но оба романтика избирают путь ухода от неприемлемой действительности, а не путь борьбы с ней. Более отчетливо звучат общественные мотивы у И. И. Козлова, увлекавшегося поэзией Байрона и переведшего на русский язык его поэму «Абидосская невеста». В стихотворении «Пленный грек в темнице» (1822) Козлов вместе с поэтами революционного романтизма сочувственно откликается на освободительную борьбу в Греции и вкладывает в уста своего лирического героя слова: «Ах, иль быть свободным, иль совсем не быть!» Разлад с окружающим внешним миром заставляет романтика погружаться в свой внутренний мир, в переживания личности. Этим определялась свойственная романтизму субъективность как яркое проявление личности, ее дум и чувств в восприятии и изображении действительности. Но в отличие от сентименталиста, остававшегося в пределах своей субъективности, романтик стремится противопоставить неприемлемой действительности иной, «лучший» мир, созданный его мечтой,— «мечтательный мир», по выражению А. С. Пушкина («Жуковскому»). Понимание этого «мира» в различных течениях романтизма было глубоко различным. Пропасть лежит, например, между «потусторонним» миром Жуковского или миром земных радостей, духовных и чувственных наслаждений Батюшкова и миром исторической героики поэтов-декабристов. Но и там и здесь идеал противопоставлялся «существенности», как тогда называли реально существующее. Справедливо указывая на «внутреннюю, задушевную жизнь человека» как на «сферу» романтизма, Белинский обращает внимание и на другую, еще более важную его сторону: внутренняя жизнь человека является для романтика той «таинственной почвой души и сердца, откуда подымаются все неопределенные стремления к лучшему и возвышенному, стараясь находить себе удовлетворение в идеалах, творимых фантазиею» (VII, 145—146). В понимании идеала между ранними романтиками были серьезные расхождения, но их объединяло ощущение отдаленности прекрасной мечты.






У нас большая база и мы ее постоянно пополняем, и поэтому если вы не нашли, то пользуйтесь поиском
В нашей базе свыше 15 тысяч сочинений

Сохранить сочинение:


Сочинения по зарубежной литературе

Сочинения по зарубежной литературе


Сочинение по теме Идейно образный мир элегического романтизма, Сочинения по зарубежной литературе