А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Идиома ее суть - сочинение


Слово сказка еще и в ХУШ в. значило не то, что теперь. Уменьшительный суффикс –»к»- (рыбка, березка) образовывал его от слова сказ. Сказ – «рассказ, подробное повествование», а сказка – это «короткий рассказ», т. е. отчет. Сжатый результат или резюме какого-то дела, исследования, открытия. И сказ, и сказка всегда рассказ о реальных, действительных событиях. Эти слова связаны с корнем – «каз», который имел значение «доказательство, обоснование, объяснение». Съказати – «растолковать что-то непонятное, неизвестное, но тем не менее, реально существующее». Сказками, например, сибирские первопроходцы ХУП века называли отчеты о своих походах, ср.: «Скаска Володимира Отласова о земляхъ…» Современное значение это слово получило довольно поздно, к концу ХVП века, и сразу по нескольким причинам. Иногда говорят: «сказка о белом бычке». А ведь на самом деле сказка не о белом бычке, а для белого бычка. И это меняет все дело. Белый же бычок вовсе не представляет собой добродушного теленка. Некоторые считают, что этот поговорочный бычок и бычок из стада только родственники, а не одно и тоже существо. Разберем несколько родственных слов, которые теперь уже родственными не являются. Бык и бука. Родственники. Бука –от букать, от слова, которое во всех славянских языках значит «мычать, реветь или издавать столь же громкие и неприятные звуки». В русском языке чаще употребляется слово бучать – то же, что и букать. А букой грозили непослушным детям: кто-то кричит, ревет в лесу, страшный, неведомый. Когда-то у славян был корень –бук - с долгим звуком у. Который мог чередоваться с другими гласными: то с кратким у (и получалось: бук), то с сочетанием оу (получалось: боук) Потом произошли разные изменения звуков. И все значения, связанные с прежним корнем, разошлись в разные стороны. Разошлись вот так: Бук (с долгим у) стал родоначальником быка, Боук развил в разных славянских языках много слов типа букать и бучать, а бук сохранился только в одном корне… Этот корень очень странный. В слове пчела тот же корень, что и в слове бык. Восемь веков назад это слово и произносилось иначе: бучела (а писалось так: бъчела). Писалось с той же буквой в корне, что и в слове быкъ в конце слова. В обоих случаях ъ (т. е. очень краткий звук у) утратился, и тогда получилось сочетание бчела. Очень неудобное сочетание, трудно произнести. Нужно было как-то упростить слово: сделать либо оба согласные звонкими, либо оба глухими. Вот так: бджела или пчела. И то и другое вполне удобно для произношения. Получилось: украинцы произносят теперь это слово бджола, а русские – пчела. А ведь, если вдуматься, бык с пчелой похожи. Оба упитанные и мычат, бучат. Издают густой низкий звук, непрерывный и угрожающий. На то, что пословичный бычок не коровий сын, указывает слово белый. Самым древним значением слова белый было обозначение «бесцветного» цвета. Белый – невидимый, не имеющий цвета и контура. Вот и получается, что бычок гудит себе в тумане, а видеть его нельзя. Получается, что из четырех слов выражения ни одно не сохранило своего исконного значения. Все слова изменили первоначальный смысл, и это привело к изменению сочетания в целом. Предположительно эта идиома означала следующее: «растолковать «нечто» незримому собеседнику» Выразительность и образность идиомы с течением времени часто становилась причиной ее утраты. Дело в том, что на Руси с древнейших времен хоронили на санях, даже в летнюю пору: волоком, руками тащили широкий полоз с умершим на холм, обкладывали любимыми при жизни вещами и сухим хворостом, опрыскивали горячей петушиной кровью – и сжигали. Языческий русич соединялся не с землей – он возвращался в огонь, к Солнцу. И вот эти-то сани стали символом смерти человека. Само же слово смерть произносить было неприлично, на это слово было наложено табу. Хозяина леса также не смели когда-то называть его полным именем и придумали ему прозвище «медведь» «поедающий мед». Не смели называть своим именем смерть, чтобы лишний раз не накликать беду, и только намекали на нее: корноносая… лихое дело… сидя на санях… Так родилась идиома, которая со временем получила более широкое значение. В ХVI веке, когда старый похоронный обычай был уже позабыт, летописцы все еще говорили о воинских санях как о вполне вероятной возможности закончить свою жизнь в битве, в бою, т. е. преждевременно. Так и говорилось: в сенях и в воинстве. Перед нами – сужение значения старой идиомы. Она употребляется уже только применительно к воину и вообще, может быть, к претерпевшим насильственную смерть. Еще какое-то время прошло, и эта, первоначально с переносным значением, затем образная по существу, наконец, слишком узкая по своему значению, все более непонятная идиома совершенно бесследно ушла из языка. Случилось это потому, что она не просто утратила свою образную силу и краткость выражения. Она утратила свой смысл. Таким образом, идиомы – это, с одной стороны, как будто словосочетания и формально связаны с синтаксисом, с другой стороны, они в широком смысле слова. Потому что словосочетания-идиомы по своему значению равны словам. Всегда обозначая одно понятие. Все самостоятельные значения слов, составивших идиому. Постепенно настолько «притерлись» друг к другу. Столь многим друг перед другом поступились, что теперь и значения-то своего лишились, сами по себе ничего и не значат. Вот почему в идиомах, иногда только в них, так много встречается старых, теперь непонятных слов, а без них рассыплется идиома как цельная единица, уже и сама ничего не будет значить. Идиома – это самый конечный результат развития значения целых словосочетаний. Они и исчезают сразу, целиком – вся идиома. А не отдельные, составляющие ее слова. Множество фразеологизмов в русском языке - из фольклора, но много фразеологических оборотов пришло в нашу речь из Библейских текстов. Некоторые из них так активно вошли в употребление, что мы порой даже не задумываемся, что они имеют тесную связь с религией. Таким образом, оказывается, многие ситуации, описанные в Новом завете, стали благодатной почвой для образования множества фразеологических оборотов. . Это такие фразеологизмы, как : бросить камень (в кого – либо); взявший меч мечом погибнет; гробы окрашенные; жнет где не сеял; из Назарета может ли быть что доброе?; кесарево кесарю, (а Божие Богу); какою мерою мерите, такою же обмерится и вам; кому мало прощается, тот мало любит; отойди от меня, сатана; кому много дано, с того много и взыщется (спросится); кто не со Мною, тот против Меня ; левая рука не знает, что делает правая; легче (удобнее) верблюду пройти сквозь игольные уши (игольное ушко), нежели (чем) богатому войти в Царство Небесное; будьте мудры, как змии, и просты, как голуби; не ведают (знают), что творят (делают); неведомому Богу; не иметь де (куда) приклонить голову; вы говорите (ты говоришь); не сеют, не жнут; не судите, (да не судимы будете); предоставь мертвым погребать своих мертвецов; служить Богу и маммоне; служить маммоне; соль земли; суббота для человека, а не человек для субботы; что делаешь, делай скорее; что есть истина? и др. Многочисленные фразеологические обороты возникли в русском языке на базе новозаветных образов и ситуаций путем их переосмысления. Такими, например, являются обороты: бесплодная смоковница; вавилонская блудница; блудный сын; бревно в глазу; вера горами двигает (движет); кто с мечом к нам придет, от меча погибнет; внести (свою) лепту; лепта вдовицы; волк в овечьей шкуре; по букве и духу; заблудшая овца; зарыть (свой) талант (в землю); книга за семью печатями; идти но Голгофу (на крест); избиение младенцев; изгнать из храма; конец света; мертвая буква; нести (свой) крест; нет пророка в своём отечестве; ни на йоту; отделить плевелы от пшеницы; петь Лазаря; беден, как Лазарь; строить на песке; дои, построенный на песке; иудин поцелуй; посылать от Понтия к Пилату; превращение из Савла в Павла; просить Христа ради; слуга двух господ; смертный грех; тайное становится явным; терновый венец; тьма кромешная; тяжелый крест; Христа ради; кающаяся Магдалина и др. Можно отметить, что некоторые ситуации Нового Завета способствовали появлению не одного, а нескольких фразеологизмов. Так, например, притча о бедном Лазаре (Лк. 16. 20-21) «дала « такие выражения, как петь Лазаря и беден, как Лазарь. Слова Христа: «А всяких, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке» (Мф. 7. 26) – стали исходной точкой для выражений строить /построить (что-либо) на песке (песце) и дом, построенный на песке. В Евангелии от Матфея (6.34) есть такие слова: «… не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем : довольно для каждого дня своей работы.» Последняя фраза по-церковнославянски звучит как довлеет дневи злоба его, сама ставшая крылатой. Кроме того, отсюда берет начало и оборот злоба дня («интерес данного дня и вообще данного времени, волнующий общество» [ Ашукины 1966: 255 ]). Обороты: лепта вдовици и внести (свою) лепту восходят к рассказу о бедной вдове, положившей все свое пропитание – две лепты – на жертву для храма (Лк. 21. 1-4). Н. П.Матвеева у