А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Сочинения > Сочинения по русской литературе > Из литературы третьего тысячелетия об основных тенденциях развития мировой литературы в конце ХХ — начале ХХІ века
Из литературы третьего тысячелетия об основных тенденциях развития мировой литературы в конце ХХ — начале ХХІ века - сочинение


…Искусство предназначено лишь изображать и толковать жизнь — всегда многоликую, всегда противоречивую и всегда несовершенную. Дмитрий Затонский Для развития мирового литературного процесса конца ХХ — начала ХХI века характерно сосуществование и взаимодействие разных стилей, направлений и течений. Как отмечают современные литературоведы, в стремительное и нестабильное время рубежа веков продолжают развиваться художественные произведения с реалистической доминантой. Для большинства произведений этого направления характерно усиление внимания к жизни общества, внимания к психологии героя, примат идеи над художественностью (публицистичность литературы), утверждение активной жизненной позиции героя и т.д. Но наряду с реалистическим направлением, которое обогащается новыми духовными исканиями и открытиями, в современной мировой литературе стремительно развиваются новые направления, например, такие, как уже упомянутый постмодернизм. Основополагающие принципы постмодернистской прозы выражены в произведениях итальянцев Умберто Эко (род. 1932) и Итало Кальвино (1923 –1985), американца Джона Барта (род. 1930), немца Патрика Зюскинда (род. 1949), чеха Милана Кундеры (род. 1925), серба Милорада Павича (1929–2009) и других. Отметим, что для философии постмодернизма, где оттачивалась теория этого литературного направления, было характерно её слияние с искусством. Так, философские концепции теоретиков постмодернизма напоминают скорее «литературные дискуссии» и «литературные игры», нежели целостные и системные трактаты. Например, Ролан Барт в этом смысле выступил как литературовед и писатель, а Морис Бланшо — как прозаик и философ. Обсуждение философских, психологических, культурологических проблем, превращение автора в критика своего же текста — стали ведущими для писателей конца ХХ — начала ХХI века. Обратим ваше внимание на то, что философия постмодернизма была сформирована западными учёными ещё в 80-х годах ХХ века. Она отвечала новой парадигме мировосприятия и мироощущения, и отображая изменения, которые произошли в обществе. Исследователи называют эту особенность «постмодернистской чувствительностью». В её основе лежит специфическая установка на восприятие мира как хаоса. Причинами возникновения постмодернизма литературоведы также считают неопределённость, растерянность человека в мире тотальных глобальных изменений и техногенных катастроф, ожидание конца света и, вместе с тем, бурное развитие передовых коммуникативных технологий, изобретение компьютера, создание Интернета, развитие культурной толерантности мирового сообщества. Беспрецедентность эпохи рубежа ХХ — ХХI веков очень точно выразил французский философ Жак Деррида: «Это абсолютная эпоха; это не абсолютное знание или конец истории, это эпоха абсолютного знания абсолютного саморазрушения без Апокалипсиса, без откровения, без абсолютного знания…». «“Постмодернистские времена”, — вторит ему украинский исследователь Дмитрий Затонский, — и в самом деле наступили после того, как термоядерный Апокалипсис не состоялся. Мы заглянули в бездну и остались жить. Правда, заплатив за это Верой, Надеждой, Любовью…». Таким образом, основными эстетическими категориями для постмодернистов стали неопределённость, фрагментарность, потеря собственного «Я», отсутствие канонов, неоднозначность. Важнейшей чертой постмодернистской эстетики было и отречение от понятия «вечные ценности». Теоретики постмодернизма считали, что они сдерживают творчество автора. При этом ведущей идеей становится идея «смерти автора». Так, французский учёный Ролан Барт вводит понятие скриптора и объясняет, что в постмодернистском произведении автор умирает, остаётся только скриптор, который несёт в себе не чувства, впечатления и настроения, а только необъятный словарь, из которого последний и черпает своё письмо. Таким образом, писатель провозглашается мёртвым, т.е. не способным создавать что-либо новое, он лишь цитирует тексты, а содержание, душу в художественное произведение вкладывает не автор, а читатель. Текст, таким образом, приравнивается к удовольствию, а чтение — к прогулке. Но интересной и увлекательной эта прогулка станет лишь для подготовленного читателя, который способен расшифровать все «культурные коды», спрятанные в постмодернистском произведении. Даже само понятие художественного произведения постмодернисты заменили понятием текст. Широко используется понятие интертекстуальность, которое обозначает «диалог текстов», т.е. включение в текст фрагментов, цитат из других произведений. Одной из важнейших особенностей интертекстуальности является то, что она размывает традиционные границы между искусством и реальностью. Французский писатель Мишель Бютор отмечал: «Не существует индивидуального произведения. Конкретное произведение представляет собой своеобразный узелок, который образуется внутри культурной ткани… Индивид по своему происхождению — всего лишь её элемент. Точно так же и его произведение — это всегда коллективное произведение». Ярким примером использования интертекстуальности является роман-цитата французского писателя Жака Ривэ «Барышни из А.», который представляет собой не что иное, как сборник 750 цитат из произведений 408 авторов. Писатели-постмодернисты в своих произведениях отказываются от толкования реальности как некой определённости, которая может быть объяснена с помощью логических приёмов. Они отказываются и от понятия истина, поскольку само существование истины отрицается, и от понятия характер, так как характер человека может быть объяснён условиями его формирования. Ни одно явление, по убеждению постмодернистов, не может быть истолковано однозначно. Для литературы постмодернизма также характерными были так называемые симулякры (от лат. simulo — «делать вид, притворяться») — «копии», которые не имеют оригинала в реальности, это репрезентация того, чего на самом деле не существует. Важно помнить, что для постмодернистской литературы какая-либо реальность является фиктивной, она зависит лишь от взглядов на неё. Как известно, постмодернизм возникает в постиндустриальном обществе, для которого характерна тотальная отчуждённость людей. В иллюзорном мире отчуждённый человек не способен различать своё и чужое, чужие языки, культуры воспринимаются им как свои, из них начинают создаваться соб­ственные миры. Поэтому постмодернистское произведение — это процесс взаимодействия художника с текстом, текста с культурой, с художником. В постмодернистских текстах всё условно, в них обязательно присутствуют элементы иронии и пародии. Эту отличительную черту постмодернистской литературы очень точно охарактеризовал «мэтр постмодернизма» Умберто Эко: «Пост­модернизм — это ответ модернизму: раз уж прошлое невозможно уничтожить, ибо его уничтожение приведёт к немоте, его нужно переосмыслить, иронично, без наивности». Так, популярным является такой художественный приём, как обыгрывание знакомых читателям по классической литературе имён персонажей. Например, в романе того же У. Эко «Имя розы» (1980) имена главных героев напоминают героев Конан Дойла. Монаха-сыщика зовут Баскервильский, а его помощника — Адсон. Остановимся детальнее на этом ярчайшем произведении итальянского писателя, ставшем уже классикой литературы постмодернизма. Итак, «Имя розы» Умберто Эко — это философско-детективный роман, действие которого разворачивается в средневековом монастыре. Главный герой Вильгельм Баскервильский занят расшифровкой рукописей. Интересно обратить внимание и на название романа. Эко в качестве заголовка своего произведения выбирает словосочетание «имя розы», потому что «роза как символическая фигура настолько перенасыщена символами, что утрачивает свой основной смысл». Роман писатель заканчивает латинской цитатой, в которой говорится о том, что роза завяла, но слово (имя) розы между тем существует. «Имя розы» — прекрасная стилизованная смесь историче­ского романа, детектива, литературных и культурных ассоциаций, философской притчи, мистификации. В 1983 году Умберто Эко написал небольшую книгу «Заметки на полях “Имени розы”», в которой раскрывает читателю некоторые секреты создания своего произведения и размышляет об отношениях Автора, Читателя и Художественного произведения в литературе. Эко обращает внимание на такие характерные черты постмодернизма, как интертекстуальность, говорит о том, что каждая новая книга только «переписывает» предыдущие, критически, с иронией относясь к традиционному опыту. В духе постмодернистской эстетики звучит и призыв Умберто Эко заинтересовывать читателя детективной интригой. Таким образом, выделим ещё одну особенность постмодернистской литературы — сближение элитарного искусства с «массовой культурой». Писатели-постмодернисты в своих произведениях обращаются к главным вопросам современной цивилизации: проблеме духовной жизни общества и личности в нём (Р. Бах, П. Зюскинд, П. Коэльо, И. Кальвино, М. Кундера, Х. Мураками и др.). Например, один из известнейших представителей современной немецкой литературы Патрик Зюскинд в романе «Парфюмер» (1985) рассказывает историю жизни человека, гениальность и феноменальное тщеславие которого проявились в области запахов. Автор последовательно показывает становление, расцвет и падение своего героя, в котором соединились гений и монстр. У этого произведения есть подзаголовок «История одного убийцы», однако так же, как и великолепный шедевр Умберто Эко, произведение Зюскинда выходит за рамки легенды, исторического детектива или психологической драмы. В соответствии с эстетикой постмодернизма, автор иронически переосмысливает элементы традиционных жанров, выводя на первое место метафорическую сущность произведения — образ запаха, за которым и скрывается современная духовная жизнь. Роман Зюскинда пользуется необыкновенной популярностью у читателей, он признан одним из лучших немецкоязычных произведений. Книгой, которая заставила весь мир ощутить радость и счастье полёта, называют произведение известного американского писателя и философа Ричарда Баха (род. 1936) «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» (1970). В этом произведении писатель намеренно изображает действующих лиц птицами. Таким образом он призывает читателей быть самими собой, беречь свою уникальность, противостоять жестокости и несправедливости мира. Вот несколько афоризмов Р. Баха: «Единственное, что разрушает мечты, это — ком­про­мисс»; «Если Вы хотите иметь то, что никогда не имели, — начните делать то, что никогда не делали»; «Оттого, что ты не постиг истину, она не перестаёт быть истиной». Интересно, что большинство книг Ричарда Баха так или иначе связаны с полётами, которые выступают философской метафорой произведения. Своим притчевым характером и афористичностью языка повесть Ричарда Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» близка к роману известного бразильского писателя Пауло Коэльо (род. 1947) «Алхимик». «Когда я писал Алхимика, я пробовал понять смысл существования жизни. Вместо того чтобы писать философский трактат, я решил поговорить с ребёнком в моей душе. К моему удивлению, этот ребёнок жил в сердцах миллионов людей во всём мире. В этой книге я хотел разделить с моими читателями вопросы, которые, именно потому что они не имеют ответа, делают жизнь большим приключением», — отмечал писатель. О чём эта книга? О поисках смысла жизни, о трудностях, которые неизменно встречаются на пути человека, о том, что никогда не стоит поддаваться отчаянию, а идти до конца и прислушиваться к своему внутреннему голосу. Приведём лишь несколько выражений из этой книги, которые также стали афористичными: «Когда ты чего-то хочешь, вся Вселенная помогает тебе осуществить твою мечту»; «Всё, что мы видим вокруг нас, — результат мечты»; «Достичь воплощения своей судьбы — это единственная настоящая обязанность человека». Роман Коэльо — притча именно для нашего противоречивого, жестокого и нестабильного мира. Это история, которая существует вне времени. Ярким современным литературным явлением стало и творчество японского писателя и переводчика Харуки Мураками (род. 1949). На родине писателя, в Японии, Мураками считают человеком запада, так как своим творчеством писатель разрушает традиционные и современные японские ценности, например такие, как жизнь в гармонии с природой, соединение со средой, одержимость карьерным ростом. Мураками пытался посмотреть на свою страну глазами европейца. «То, что интересует меня, — это некая живая тема темноты внутри человека», — отмечал Мураками